Меню
16+

Электронная газета Аургазинского района «Аургазета» — новости, анонсы, объявления

16.05.2023 10:20 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

СЧАСТЬЕ СКЛАДЫВАЕТСЯ ПО БРЁВНЫШКУ

В газете «Республика Башкортостан» рассказали, как в Аургазинском районе люди со скромным семейным бюджетом решили свои жилищные проблемы

Кто лишил сельчан «Домокомплекта»?

Жильё в деревне можно строить без вмешательства банков. Будет дешевле

«Конвейер «Домокомплекта» остановлен. Что взамен?» — так называлась статья директора предприятия «Нурлесстрой» Бориса Лисовского в нашей газете за 21 апреля. На нее тут же откликнулись из нескольких сельских районов.

Так, специалисты администрации Аургазинского муниципалитета обратились к редакции с предложением показать десятки примеров того, как люди со скромным семейным бюджетом решили свои жилищные проблемы.

В чем секрет успеха программы, которая родилась в нашей республике? Ответ прост: она подсказана снизу, а не спущена сверху.

И еще немаловажно то, что защищена от участия, точнее, вмешательства «жирных котов» — то бишь банков.

Журналисты побывали в Аургазинском районе и убедились, что там до сих пор единственной надеждой обзавестись капитальной крышей над головой остается республиканская программа «Домокомплект», которую в кабинетах региональных министерств втихую, без объяснения причин сворачивают.

Эссе первое. Счастье складывается по брёвнышку

Село Турумбет. Околицу огибает живым ожерельем река Уршак. Казалось бы, здесь есть все для благословенной жизни: тихая природа — глаз отдыхает, просторные сельхозугодья, вода, газ, асфальтированная дорога. Еще Турумбет напоминает музей под открытым небом, где вперемешку стоят крохотные, четыре на четыре дома 40 — 50-х годов прошлого века, обмазанные глиной, и послеперестроечные, из разряда «почти коттеджи». Одна проблема — нет работы. После убитого реформами колхоза «Уныш» («Успех») люди потеряли источник заработка. Многие трудятся за тридевять земель вахтовиками в Сибири. Другая часть упорно держится за малую родину и строит счастье своими руками, по бревнышку.

Подчеркиваю — счастье. Ибо просторный дом на большую семью и есть основа того, что вмещает все пласты бытия: тут и хранилище прошлого, и настоящее, и будущее. Работу каким-то чудом находят — трудолюбивых ценят, они везде на вес золота. Дети растут на примере родителей, учатся, и, конечно, некоторые держат про запас мысль уехать в большой блескучий город. Сейчас в Турумбете около 500 жителей, ежегодно цифра уменьшается примерно на 20, несмотря на природные прелести.

Репортаж о тех, кто остался. Они живут надеждой на лучшее светлое будущее. Это правильное человеческое качество, иначе никому будущего не видать. Закрепившиеся на земле умудряются так называемые госпрограммы и нацпроекты, теряющие свои смыслы и прелести по пути из центра в глубинку, снова реанимировать. Такое на необъятных просторах России происходит постоянно, вне зависимости от характера революций и реформ. В Турумбете много семей, которые по причине скромных доходов пожелали ухватиться за программу «Домокомплект», как за спасательный круг, для решения жилищной проблемы. И, считают, не ошиблись.

Семья Ибраковых. О ней надо писать в жанре экономического эссе. Может показаться скучным. Но, уверен, вдумчивым читателям не раз захочется почесать затылок. Семья впервые услышала о «Домокомплекте» в сельсовете на одном из сходов жителей в 2018-м. Тогда Загир Ибраков трудился водителем-разнорабочим в колхозе «Уныш», получал 5 — 8 тыс. рублей в месяц. Жена Залия, воспитатель детсада в деревне Усман, чуть больше 8 — 10 тысяч. Детей тогда было двое — Зарина и Ямиль, третья, Сабина, родилась в 2021-м. До принятия решения строить свой дом жили у родителей на 70 квадратных метрах. Загир мастер на все руки, сделал пристрой на 50 метров. Но все равно, с точки зрения молодых, не свой угол. Тогда на материнский капитал, за 400 тысяч рублей приобрели на окраине старый дом в 63 «квадрата» с земельным участком. Переселились. Это придало еще больше желания и сил построить новый дом.

После услышанного на сходе начали собирать в 2019-м нужные для вхождения в программу документы. Спасибо душевным и чутким сотрудницам сельсовета и райадминистрации: без их юридических познаний и опыта простому сельчанину ни за что бы не пролезть в игольное ушко бюрократического фильтра. Выбор остановили на срубе из хвойного кругляка размером 8 на 10 метров.

У программы «Домокомплект» есть несколько существенных нюансов. Нет, не нюансов даже, а козырей в пользу малобюджетных семей.

— Ибраковы никогда бы ни в одном банке не получили ипотеку при таких маленьких зарплатах, — говорит специалист администрации Аургазинского района Альфия Сафина. — Условия же «Домокомплекта» позволили им получить из бюджета республики заем в размере 300 тысяч рублей под пять процентов на пять лет. Оператором тогда выступал Фонд жилищного строительства, который передал сумму в Россельхозбанк, но при условии, что документы на семью готовит местный сельсовет, затем администрация района. То есть «добро» дается на самой нижней ступени, где на каждого жителя есть полная характеристика, вплоть до привычек человека. И вот теперь о главном козыре: кроме зарплаты сельская семья, как известно, имеет доход от подворья. Размер его всегда разный, зависит от трудолюбия, мастеровитости, смекалки и других качеств хозяев. В сельсовете все на виду. Местная власть, если она, как говорится, с человеческим лицом, радеет за своих и становится негласным поручителем у такой семьи.

— Мы ведь не за каждого ручаемся, — признается Альфия Сафина и подчеркивает: — Банки же доходы от подворья не берут в расчет.

Ибраковы — образец сельской семьи-труженицы. С них бы великий скульптор Вера Мухина — автор известного монумента «Рабочий и колхозница» — обязательно слепила еще одну композицию, типа «Сила и дух российской деревни», которая стала бы украшением любых ворот Уфы, да и Москвы тоже. Прошу Загира перечислить, что у них в личном хозяйстве.

— Две коровы, четыре-пять бычков держим, — оживляется хозяин. — Восемь лошадей, гусей от 50 до 100, куры, индоутки. Двух бычков осенью забиваем на мясо — на 80 тысяч рублей каждый тянет, из конины делаем кызылык и просто мясо продаем. Гусей осенью реализуем — спрос хороший, только так улетают. Каждая индоутка дает до 15 птенцов. Еще продаем до 20 литров молока в день, масло.

Понимаю: двор Ибраковых — целый минизавод. Только успевай! В шесть утра первая дойка, а в восемь вечера — последняя. Еще надо кормить, следить, ухаживать за этой парнокопытной, хвостатой, крылатой оравой — это на воспитательнице детсада Залие и Зарине с восьмилетним Ямилем. Скоро подтянется в строй пока двухлетняя Сабина. Кстати, недавно Загира взяли работать в «Газпром» слесарем. Там зарплата, понятное дело, выше.

Продолжим эссе. В новый дом заселились 6 декабря 2022 года. Сруб поднимала под крышу вся огромная родня. За два дня управились. «Домокомплект» — это всего лишь стены, пол, потолок и обрешетка. Все остальное — окна, двери, карнизы, фронтоны — покупали уже отдельно. Деньгами опять помогла родня — не в долг, безвозмездно. Кстати, за доставку сруба из Бурзянского района в два рейса заплатили по 35 тысяч рублей.

Если сложить все расходы Ибраковых, в итоге выйдет намного дешевле, чем самая льготная ипотека. Выводы напрашиваются сами собой. Во-первых, на селе легче и веселее живется многодетным семьям, поэтому деревня спасает страну в плане демографии. Во-вторых, держись за родню и малую родину. В-третьих, трудолюбие — залог здоровья и стройной фигуры. В-четвертых… Можно перечислять и перечислять другие плюсы.

Но вот беда: живущие в городе и занимающие высокие кабинеты делают все, чтобы о «Домокомплекте» забыли.

Эссе второе. Помощь от вахтовиков

Фания Билалова — пенсионер, в прошлом бухгалтер колхоза. Профессия наложила свой отпечаток: она немногословна, некоторые вопросы журналиста как бы не слышит, оставляет без ответа. В этом, похоже, есть своя жизненная мудрость. Не каждый же готов раскрывать составляющие семейного бюджета. В доме, который возвели по программе «Домокомплект» в 2020 году, опрятно, уютно, за окном в полумраке сарая квохчут куры, индюки. Муж Равиль трудится на вахте в Уфе, в деревню возвращается периодами. А пока у Фании гостит средняя дочь Салия с мужем Фанисом — оба вахтовики в Ханты-Мансийском округе.

Строительство дома — почти всегда целая эпопея в жизни сельской семьи. Билаловы выбрали свою тактику. В отличие от Ибраковых, получив во всех инстанциях одобрение по документам и денежный заем, решили нанимать на каждый этап работ подрядчиков как среди юрлиц, так и отдельных мастеровых людей из местных. К такой тактике принуждало то, что все дети в основном трудятся вдали от малой родины. Старшая дочь Салима — учительница в одном из городов Западной Сибири. Младшая Разина осела в Уфе, она учитель музыки. Сын Рауис вахтует на Севере. На семейном совете приняли решение построить новый родительский дом размером 110 «квадратов» из хвои. Документы собрали еще в 2013 году, через семь лет заселились.

— «Домокомплект» со всех сторон выгодная программа, — признается дочь Салия. — Если бы взяли стандартную ипотеку в банке, было бы много хлопот, потому что все дети трудятся далеко от дома, кто где, и обошлось бы под три миллиона рублей, а так вышло значительно меньше.

Эссе третье. Холостяку в деревне не место

Усадьба по ул. Набережной, 9, наверное, притягивает взгляд не только репортера. За высоким забором из профнастила два контрастных дома. Точнее, одна изба четыре на четыре, правда, без фольклорных курьих ножек, и рядом статный, высокий, срубленный из хвои, вполне себе современный дом. Калитку открывает молодой человек, по всему видно, хозяин. Ринат Ялмурзин на сегодня безработный. Сказал он об этом вполне спокойно, без сожаления. Действительно, разве можно быть безработным на селе, на своем участке земли с хорошим домом, сараями? Прежде был оператором на молочной ферме колхоза «Урожай». События благополучно складываются так, что он опять планирует вернуться на старое место.

Ринат холост. Но этот статус временный, скоро, признается он, женится: у него есть невеста Регина, работает продавцом в соседней деревне. Дело за малым — накопить денег на скромную свадьбу. Самое главное, есть большой дом, куда можно привести молодую жену.

Ринат признается: если бы не «Домокомплект», так бы, наверное, и жили в дедушкиной крохотной избе. Кстати, часто в ней размещались на ночлег до 15 человек. Родни много, и это хорошо. У дедушки Зиляура и бабушки Хусны было пятеро детей. Да еще плюс их дети. Все каким-то чудом умещались в крохотном, но уютном доме. Младшая дочь из пятерых детей, Сания, мать Рината, работает вахтовым методом пекарем в «Пышке» в Уфе. Хотя вполне могла бы применить свои способности в Аургазинском районе, если бы были рабочие места.

Сруб по «Домокомплекту» выбрали 8 на 9 метров, привезли в мае 2015-го, через год начали вчетвером с двоюродными дядями строить. Окна и отопление заказали через знакомых — вышло дешевле. Словом, на селе все свои, как одна семья, разобщенности, как в городе, нет. Этот фактор также был учтен инициаторами народной программы по жилью.

Кто последний в очереди?

— В нашем районе программа «Домокомплект» стартовала в 2012 году, — рассказывает зам­главы Аургазинского района Айгуль Шакирова. — В ее рамках ФЖС и ФРЖС совместно с минлесхозом республики организовали производство и поставку домокомплектов из бруса и кругляка хвойных пород для населения со скромными доходами. Участник программы получал 300 тысяч рублей займа на пять лет под пять процентов годовых. В район было поставлено более 120 комплектов на 28 млн 325 тысяч рублей. Общая площадь введенных домов — 10 тысяч 226 квадратных метров. Доля жилья, построенного по этой программе, достигает в общем объеме 10 процентов. Сегодня в нашем районе, по данным системы АИС, более 500 семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Ежегодная потребность составляет 20 — 25 домокомплектов.

Примерно то же самое сказали в администрациях Учалинского, Кармаскалинского и других районов. С начала реализации программы льготным займом воспользовались и улучшили жилищные условия 1378 семей.

Кто негласно лишил сельчан народной программы? Этот вопрос муниципальных чиновников ставит в тупик. Звонки от граждан, желающих принять участие в программе, не прекращаются. Проект востребован и, что немаловажно, не имеет аналогов в стране. Надо подчеркнуть, в самой лесной стране.

Редакция газеты отправила запросы для комментариев в минстрой и два вышеназванных фонда РБ.

Хозяин Ринат Ялмурзин между старым и новым домом. Фото: Ринат РАЗАПОВ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1057